The nature of hypnosis The nature of hypnosis (7) одновременное выполнение двух задач

http://community.livejournal.com/metapractice/218909.html

Адекватным методом можно назвать метод, который ограничивает постгипнотический акт одним аспектом всей задачи, а постгипнотическое выполнение ее представляет собой только начало или только кульминацию неосознанно выполненного действия, в то время как сознательно выполняемая задача берет начало полностью из обычного хода событий, принадлежащих поведению при пробуждении.
Чтобы проиллюстрировать метод такого типа, можно привести следующие примеры.
Субъекту, сыну фермера, была дана команда в состоянии транса, что спустя неделю, каждый раз, когда он будет накачивать воду насосом, чтобы наполнить водой определенный водопойный желоб, который находился вне его поля зрения, он должен слышать действие насоса (который, что ему было известно, должен сделать 250 ударов, чтобы заполнить кормушку), он должен выключить насос и пройти к кормушке именно в тот момент, когда она будет полна. Таким образом, постгипнотическое действие было очень ограниченной частью большей подразумеваемой задачи и любые проявления постгипнотического транса обязательно ограничивались определенным постгипнотическим действием.
Через несколько дней в обычном состоянии пробуждения мы договорились, что субъект будет освобожден от какой-то обременительной работы, которую он очень не любил, если
59
он сможет правильно назвать по буквам большую часть слов, заданных гипнотизером. Слова были выбраны из его школьного учебника. На это субъект согласился очень охотно. Когда началась проверка слов, появился отец мальчика, в соответствии с тайной договоренностью, и потребовал, чтобы водопойная кормушка была наполнена немедленно. Поэтому проверка слов была продолжена у насоса, где, пока субъект качал воду, ему задавались слова в быстром темпе, одно за другим, а он их произносил по буквам. Неожиданно субъект прервал свои слова, прекратил качать воду, выключил насос и пошел к кормушке, демонстрируя поведение, типичное для него в постгипнотическом трансе. Кормушка оказалась наполненной. Повторение этого эксперимента дало такие же результаты. Несмотря на выполнение задачи по орфографии слов, субъект продолжал точно отсчитывать удары насоса. Однако повторение эксперимента, в котором субъект должен был молча отсчитывать удары рукояткой насоса в качестве самой постгипнотической задачи, а называть слова по буквам громко вслух, как осознание задачи, привело к неудовлетворительным результатам, к путанице между счетом и спеллингом. Эта путаница в действиях его очень смутила: вследствие амнезии постгипнотических внушений он не смог понять, почему он часто произносит вместо очередной буквы в слове цифру.
Когда была предпринята попытка заставить субъекта отсчитывать удары насоса и произносить буквы в качестве одновременных задач пробуждения, оказалось, что субъект полностью не может делать этого без умышленных пауз и без намеренного чередования задач. После многократных усилий в этом отношении субъект непроизвольно предположил: «Я могу лучше угадывать количество ударов насоса, а не пытаться считать их в то время, как я называю слова по буквам ». Тест этого предположения показал, что субъект может точно угадывать. Когда его позже об этом спросили в гипнотическом трансе, он объяснил, что «угадывание» было единственной верой и пониманием с его стороны и что он действительно считал удары таким же образом, как он это делал в первоначальных экспериментальных сеансах.

Милтон Эриксон, Глубокий гипнотический транс